Наверняка Дельфин все для себя решил. Решил, и причем, давно. А нам остается только каждый раз пририсовывать ему усы, уши, нимбы, рога или крылья. Красота, как говориться в глазах смотрящего.

Альтернативное зарождение, уже позже признанного, артиста Дельфина на непростом муз поприще для России и СНГ, утвердило в нем своеобразную манеру жизни на сцене. И эту жизнь шоумена и музыканта поэта, которого мы с нескрываемым пиететом наблюдаем уже много лет, становится нам… ясна?

После четвертого основательного прослушивания нового альбома «Андрей», стала ясна одна мысль. Игнорировать ее не могли, потому как она нет-нет, да и проскочит, паскуда. Все вьется у ног и норовит запрыгнуть на грудь, да там и осесть. А думается вот что: з*ебали мы, ребята, Андрюшу. Охъ и з*ебали! Вот смотришь его видосы с концертов, шоу там всякие, живые студии, ответики его на вонючие вопросики ведущих и понимаешь, что человек просто выжимает из себя жизнь. Работает он! Вкалывает, чтобы прокормить свое бренное тело едой, а мы ему досаждаем, лезем почем зря в его «…» (тут надо вставить любое красивое слово: душа, сердце, чувства, небо, в бездну глаз, второе сердце, выдох пронзительной мести…) Копаемся своими грязными руками в его темном уголочке, хотим что–то достать из этого пустого капюшона. Да вот только нет там ничего. Подача есть, а брать нечего. Крикнешь, бывает, в глушь, и только вороны разлетаются с деревьев, да и там не до тебя.

Музыкант из Андрея выходит довольно – таки сдержанный. Сэмплы, сэмплы, сэмплы, шумы, имитация ad libitum. Зачем, кстати, мусолить нойз десятилетней давности? Все эти радиохэдовские приколы с затяжными перерастающими волнами от белого шума в 440 гц и далее лишь нехитрые преобразования. Хотя в некоторых местах гитары-таки есть и звучат уместно, что очень порадовало.

ДельфинВпрочем, Дельфин никого не скрывал своего отношения к публике, да и ко всему вокруг тоже. Быть говну! Всегда и везде! Он выучил себя выдавать за постапокалиптического романтика, «раздавая имена снежинкам» и «кормя друг друга собственной плотью». А знаете что? Это же легко - сочинять сумбурные стихи, наделяя хитрыми образами никуда не ведущую мысль, суть которой может внезапно оборваться или упереться в чью-то аллегорическую (а то и конкретную) смерть. Напоминает творчество среднестатистического говнаря, который пишет тексты на английском, употребляя слова времен Шекспира, неумело оперируя рифмой.

В этом может быть и суть нашей совместной беды, что мы не умеем разграничить свои переживания от обычных отходов жизнедеятельности. И получаем альбомы, где все плохо и пропитано бабушкиной смертью.

Не удивил
Не напугал
Не полюбил
Не впечатлил
Все, зато, обосрал.
P.S. Какой альбом – такая и рецензия

Фото: Евгений Отцецкий
Автор: Дацков Дмитрий, Blooming Plum