Фестиваль ГОГОЛЬFEST отгремел, а вместе с ним и 11 дней разнообразной музыки сразу на нескольких сценах. Остановимcя на колоритном 42-м павильоне. Половина публики о нем отзывалась, как: "О, Господи, ну и треш здесь! Ужас!", а вторая половина: "Ухты! Гогольфест опопсился в последнее время, но эта локация спасает всю ситуацию! Здесь невероятно круто!" Каждое мнение имеет место быть.

Может быть, хорошо даже, что этот D.O.T., подземную сцену 42-го павильона ВДНХ так трудно найти среди кустов. Однако, что плохо освещённый бетонный подвал с сырой землёй вместо пола, из которой вылезают корни деревьев, так хорошо подойдёт для концерта альтернативной музыки — никто не смог бы представить. Организаторы ГОГОЛЬFEST'а, впрочем, представили. Здесь хорошо бы, например, снимать постапокалиптический фильм, или там приносить жертву, или совершать какое бесчинство, но тут, на протяжении всего фестиваля проходили концерты. Остановим свой взгляд на ярких вспышках: выступлениях 20-го и 25-го сентября, о которых хотим рассказать подробней.

«Чай с мясом», или андеграунд, который следовало бы зарыть глубже в землю.

Маленькая девочка со всех сил зажала ушки ручками — выступает киевский коллектив, два мужика в белых футболках, чёрных шляпах, которые играют что-то, лишь моментами напоминающее hardcore punk. Простые ритмы, самая что ни на есть примитивная композиция треков: звуковая вставка сначала, барабаны и вклинивание тяжёлой партии электрогитары потом. И так всё время. Раз за разом. Трек за треком. Безразлично, как они называются: «Мясо по-еврейски», «До-минор», «Сон японца» или «Отдых в Крыму», потому что отличаются только звуковой вставкой.

Сами-то музыканты считают своей основной задачей — минимальным составом сравняться «по драйву, энергетике и инструментарию» с полноценными коллективами. Справляются ли они? Слушателям было виднее, а они преимущественно стояли неподвижно, очевидно, недоумевая. А те из них, которые двигались, ловили «драйв», слишком походили на Яна Кёртиса, солиста Joy Division, точно в приступе эпилепсии, танцующего на сцене.

Под конец объявляется минутная сценка «Отдых в Крыму» — попытка выехать если не за счёт качества музыки, так за счёт самой злободневной и вульгарной темы — политики. «Кому чай?! Кому мясо?!» — вопит вокалист со сцены. А публике, которая, судя по виду, так и не поняла, зачем на сцене эта группа — известно что на лопате от этого замечательного дуэта.

«CITY OF ME», или резкий поворот в лучшую сторону.

В разрез с тем, что было указано в программе, на сцене оказывается не один только «nearr», являющийся сайд-проектом «CITY OF ME», но и вся группа из трёх музыкантов. Они только что прибыли в Киев с фестиваля «Гешефт Garage Sale», а 26-го сентября выступят в родном Харькове. Дети хлопают в ладоши. Хлопайте громче, дети. Ведь вы растёте на музыке значительно лучше той, на которой пришлось расти большинству из нас. И правда, немного indie, немного shoegaze, а в целом качественная музыка, и говорить нечего. Своеобразная, не под копирку, не по канону — к лучшему! Музыканты быстро установили тёплый контакт с многочисленной публикой, и публика откликнулась. И это стало, пожалуй, самым душевным моментом всего вечера.

nearr 1

«Give me the Light!», или бутылочка сидра за веселье слушателей.

Вываливается трёхлетний киевский коллектив «Give me the Light!», тоже поездивший по Украине (одно из последних событий — фестиваль «Respublica»), и сразу же становится примером развязности и полюбовности. У бас-гитариста килт, да и вообще выглядят они просто и приветливо. Что, к слову, вызывает неподдельный интерес у хлынувшей к сцене публики. Вскоре музыканты раскачивают корабль (это не только сравнение: от прыжков подмостки ходили ходуном) так сильно, что все, кто на палубе, бросаются в пляс. Закипают, как чай с мясом на большом огне. Что не странно: звучит dance punk с примесью Indie. «Трудно перенести в запись энергетику живых выступлений», — как отмечает уже в разговоре Павел Сафонов, гитарист группы. Действительно, записывая, вы не порвёте третью часть струн, не поваляетесь на сцене. Во всяком случае, до слушателя это не дойдёт. И — кто бы мог подумать? Закончилось выступление песней на тему аделевской «Rolling in the Deep».

«One-eyed Pirates», или почему бы не обменяться названиями с предыдущей группой?

Ведь где у предыдущего коллектива пиратский беспредел, здесь, у группы из Горловки — спрятанная под жилетками и пиджаками сдержанность. Там тепло, тут — безучастность музыкантов. Бросив в несколько поредевшие ряды слушателей пару формальных фраз касательно настроения, исполнители принялись играть. Играть что-то более близкое альтернативному року, чем инди. И хотя звучали они, как отметили потом многие, хорошо, всё же складывалось впечатление, что музыкантам чего-то не хватает — оригинальности, что ли. Ведь складывается впечатление, что всё это уже было. А черту под таким выводом подвёл кавер на «Old Yellow Bricks» группы Arctic Monkeys.

one eyed pirates 1

«Respect Your Mom», или мамку уважал.

Коллектив из Киева, сменивший с 2009-го года три названия и пять барабанщиков. Кроме того, это единственная украинская группа с женским вокалом, играющая экспериментальный grunge. Так вот, солистка — заводная девушка Sata в футболке с надписью «Ass my kiss». Она ободряет уже изрядно опустевший к такому позднему времени зал словами вроде: «Из наших ушей, как и из наших сердец, течёт кровь». Когда же музыканты начинают играть, люди решают остаться. Кто-то «слэмясь» и валяясь в пыли. Кто-то — спокойно дослушивая последние качественные композиции этого вечера.

Затем, в пятницу 25-го сентября, как сообщают синоптики, было замечено резкое локальное снижение температуры в этом и без того промёрзшем подвале, где бетонные стены уводят куда-то в дальний мрак (куда бы вас ни за что на свете не отпустила погулять мама, даже если вам сорок): состоялся вечер лейбла Worn Pop. Студия звукозаписи представила сотрудничающих с ней музыкантов. А теперь по порядку.

Ах, нет — вот ещё что. Для начала немного арифметики: нельзя не упомянуть один разочаровывающий момент. Девятнадцать сорок девять это ну никак не восемнадцать тридцать. Да, опоздание на целый час и девятнадцать минут. Это привело к тому, что вместо заявленных четырёх часов концерт длился чуть более трёх: бросившись на поиски утраченного времени, каждая группа играла на несколько песен меньше, чем планировала изначально. Казалось бы: подумаешь, три часа тоже много. Да, если бы только люди не заплатили за концерт полную сумму.

К слову, интересно взглянуть на одних только этих людей, осознанно посещающих подобные концерты. Процент «фриков» среди них выше, чем где-либо ещё. На лицах большинства из них уныние закрепилось постоянной гримасой.

«Noir Pill», или когда они начнут петь?

Итак, спустя все промедления, первым в этот день выступает дуэт из Житомира «Noir Pill». Бросив вначале крохи душевной теплоты публике, исполнители принимаются разогревать её первыми порциями холодной музыки. Играют noise, shoegaze. Немногочисленные слушатели (этот подвал знавал, конечно, и куда большее их количество) вяло приплясывают. Неплохая музыка и плохой вокал. Скорее, даже не плохой, а как будто лишний здесь, потому что состоит он в основном из выкриков, одинаково перекочёвывающих из одной композиции в другую. Когда музыканты, копошась, зачехляют гитары, тогда только публика понимает, что выступление закончилось, и прощается с ними негромкими аплодисментами.

Yoro King 1

«Yoro King», или капитан, у нас ещё одна проблема с вокалом.

На сцене одесситы. Сходу солист заявляет: «Мы будем играть солнечную летнюю музыку». Им стоит верить. Они, в диссонанс сегодняшним коллективам, явно их веселее. Впрочем, любой свет на фоне тьмы заставляет глаза жмуриться от яркости. Но публика оживилась (конечно, это вам не под coldwave плясать), что заметно порадовало выступающих. Солнечная, приятная музыка. Но не вокал. Нужно что-то делать с вокалом, иначе случайные прохожие могут подумать, что здесь поёт десятиклассник. Под конец происходит диалог:
— Давайте ещё! — крик из зала.
— Вы уверены? — спрашивает солист.
— Да! — радостно.
— Ну ладно, — голосом, как будто бы перед носом захлопнулись двери трамвая.
И действительно, ну ладно.

«Aircraft», или клубная какая-то потасовка.

Танцующий по сцене one-man band из Киева. С приличными вокальными данными, однако музыка при этом походила больше на клубную. Возле сцены организовался коллектив танцующих, но половина других слушателей ушла куда-то в глубь зала или расселась на лавках. В конце недолгого выступления парень просит не расходиться: сюда уже направляются «Cold Comfort», мол, очень крутые ребята. Ну что ж, посмотрим.

Aircraft 1

«Cold Comfort», или та ещё годнота.

Самая холодная музыка этих дней. Слушая их впервые, может показаться, что это — сомнений нет — группа из Европы. И действительно, звучание, бесспорно, находится на европейском уровне; однако это один из немногочисленных украинских коллективов, играющих качественный coldwave и post-punk. Их выхода ожидало большинство из собравшихся, потому в зале резко становится тесно. Эти музыканты ничуть не разговорчивее других, что, впрочем, не мешает публике приветствовать первую песню интенсивной пляской. Но то ли на записи звучат они всё же лучше, то ли это тот коллектив, слушая который вживую, жалеешь, что звук в зале недостаточно хорош.

cold comfort 1

«Geuxx», или зря разбежались.

После предыдущих, более именитых исполнителей, публика столпотворением двинулась к выходу. И как это часто бывает со столпотворением, оно допустило ошибку. Потому как оставшихся порадовал своим действительно особенным, даже в некоторой авангардным звучанием киевский дуэт «Geuxx». Запускается драм-машина, дополняют всё гитары, приятный голос солиста. Отчётливые ритмы композиций увлекают даже самих музыкантов: со сцены падают вещи. И выступление, конечно же, оказывается тем более приятным, чем с меньшим количеством людей его приходится разделить.

Автор: Максим Максимчук
Фото: пресс-служба фестиваля