«Я по-прежнему пытаюсь бежать от этого, как от чумы», - говорит Дэймон Албарн о выступлениях Blur.

Blur были одной из самых популярных групп 90х — везде, но не в Америке, где большинство знало их как "тех ребят, кричащих woo-hoo!", благодаря их единственному американскому хиту Song 2, увидевшему свет в 1997 году. Однако их репутация в штатах существенно улучшилась с годами, уже после их распада в 2003 году. А уже на следующей неделе Blur (которые прошлой весной вернулись с новым сильным альбомом "The Magic Whip") отыграют свой самый большой концерт в штатах — в лос-анджелесском Hollywood Bowl и в нью-йоркском Madison Square Garden. О деталях мы решили узнать по телефону. Фронтмен Деймон Албарн на другом конце провода, у себя дома, в Лондоне, рассказывает, почему он любит и ненавидит воссоединение Blur, о своих планах касательно нового альбома своего другого не менее успешного проекта Gorillaz, и не только.

Я лежу на диване, и я только что накрыл на стол для семьи. Сейчас поговорим, пойду ужинать, - говорит Албарн.

В 2015 вечной Битве Брит-попа, в которой главными противниками были Blur и Oasis, исполняется 20 лет. Как по вашему, такое соревнование хорошо сказалось на музыке?

О, это действительно было забавно. Мы использовали призрак 60-х, чтобы прикрыть скелет современного десятилетия. Это была странная метаморфоза, интересный прототип времени. Таблоиды и знаменитости продвигают идеи. Однако тогда музыка получила от этого настоящую атмосферность. По сути, я не думаю, что сейчас люди пишут подобные вещи.

Ты и Ноэль Галлахер устраивали музыкальные разборки, так? Вы часто вместе зависали?

Да, временами. Я всегда наслаждаюсь его компанией. Он угарный.

Ты часто слушаешь современную поп-музыку? Какой был последний отменный альбом, который ты можешь отметить?

Мне нравится Ibeyi [французско-кубинский R&B дуэт — прим.]. Да и ещё много чего, всего сразу не припомнишь.

ОК, давай выхватим имя наугад — что ты думаешь о Kanye West?

Я думаю, его музыка довольно уникальна.

А что насчёт Тейлор Свифт?

Незаурядная, но не уникальная. Назовёшь кого-нибудь ещё? Мы можем это продолжить.

Дрейк?

Не настолько хорош, насколько может быть.

Future?

Очень интересный, и иногда веселящий.

Рианна?

Ну, она на обложке NME, должно быть, она крутая.

Премьера твоего мюзикла «Алиса в стране чудес» , Wonder.land, скоро состоится в Лондоне. Что надоумило тебя взяться за этот материал?

«Алиса в стране чудес» пугала меня в детстве. В частности, особую жуть наводила Герцогиня. Серьёзно, она была частой гостьей моих ночных кошмаров.

Я прочитал, что этот мюзикл — что-то вроде метафоры Интернета. Это так?

Да, отчасти. Куда более важна индивидуальность. Очень легко иметь множество личностей в одном флаконе, всё время быть кем-то вроде пассивного шизофреника, а всё из-за соцсетей. Впрочем, это куда веселее, чем кажется.

.

Ты предвкушаешь ваш с Blur концерт на Madison Square Garden?

Кто-нибудь придёт посмотреть на это? Я надеюсь. Кто-то вообще заморачивается?

Я иду.

Ну, это уже один человек, плюс я ещё знаю парочку, которые грозились прийти. Так что как минимум ждём троих. Но вообще да, я взволнован. Я всегда чувствовал, что мы заслуживаем хотя бы один умеренно большой концерт в Нью-Йорке. Это нечто, о чём мы мечтали тогда, в начале карьеры, - ты слышал, как кто-то играет на больших площадках и думал «Боже, да это было бы нечто!». Но мы никогда не делали ничего подобного.

Сейчас тебе нравится играть с Blur?

Честно говоря, я стараюсь бежать от этого, как от чумы. Но, когда я выхожу на сцену, случается что-то странное: я нереально круто провожу время. А потом, когда мы уже отыграли, я опять говорю — больше никогда! Это очень странно. Здесь требуется что-то вроде диссертации по психологии, которая объясняла бы желание избежать конкретное действие, но потом всё-таки совершить его и получить удовольствие, а после, как только ты закончил, в дальнейшем избегать повторять это действо снова.

И как же ты стараешься этого избежать?

Я не знаю. Я вроде как забываю иногда, что я делал всю эту работу, много лет назад. А потом мы так классно отрываемся на сцене. У этого есть очень эмоциональная подоплёка, но ещё это очень забавно. А ещё глупо. И шумно. Это фантастический рецепт — смешать все эти элементы вместе.

Есть какие-нибудь сюрпризы про запас для этого шоу?

Будет весьма интересно исполнить песню вроде Parklife [1994] на Madison Square Garden. Если честно, неплохо было бы найти американского комика, который бы исполнил её. Я думаю, будет действительно круто. Я попросил Майка Майерса — он славный парень. Так и представляю его в образе Остина Пауэрса, поющего Parklife [я б посмотрела — прим.пер. :D]. Это была бы обалденная вещь. Но, к сожалению, у него не получилось.

Что насчёт Джерри Сайнфелда?

Ну, это должен быть кто-то, кто разбирается в творчестве группы. Причина, по которой я хотел взять Майка Майерса, это то, что он знает эту песню. Я не хотел бы поставить кого-то в неловкое положение.

.

Над чем ещё ты работаешь сейчас?

Я на ранней стадии нового альбома Gorillaz. На сегодняшний день работа продвигается довольно быстро и получает довольно много энергии. Я увяз на клавишных, в духе Бродвея, и похоже, это надолго. Я хочу сделать что-то полностью отличное от такого.

А чем ты занимаешься в свободное время, когда не пишешь музыку?

Если есть какой-то футбольный матч, я иду его смотреть. Или еду куда-то за город, и просто сижу возле моря, готовлю, гуляю, занимаюсь йогой, ем кашку... На этой неделе я еду в Дисмалэнд [пародия художника стрит-арта Бэнкси на Диснейлэнд], хочу встретиться кое с кем. [через несколько дней после этого интервью Албарн отыграл прощальный концерт для Дисмалэнда].

Вы с Бэнкси дружите?

Ага, я знаю его ещё с 2000 года. Довольно долго.

Что ты можешь сказать о таблоидной истории, которая утверждает, что британский премьер-министр Дэвид Кэмерон совершил сексуальный акт с мёртвой свиньёй, когда учился в колледже?

Сейчас он сбавил пыл. Он признавался, что баловался наркотиками, но меньше, чем это было раньше. Это ведь не навредило ему, а? Я бы не доверял этим политикам, разве что за исключением Джереми Корбин. Он однозначно мой фаворит.

А как насчёт американских политиков? Скажем, Дональд Трамп?

Хмм... Возможно, мы могли бы уговорить его сыграть с нами Parklife!

Автор: Саймон Возик-Левинсон для Rolling Stone от 14.10.2015

Перевод: Ира Немировская